• Тульская область, п. Одоев,
    улица Карла Маркса, д. 54
  • +7 (48736) 4-13-49
      odoevgazeta@tularegion.org
 
Его ангел хранитель 11.10.2018 08:56:00

Его ангел хранитель

Удивила схожесть этой скромной женщины с родным братом Юрием. Какая-то особая крепость духовная чувствовалась в обоих - эти не предадут, не будут отсиживаться, когда надо помочь, не будут пресмыкаться  в поисках  тёплого местечка. Такие всего добьются упорным трудом, лёгких дорог искать не будут, всегда придут на помощь тем, кто нуждается. И неслучайно брат Юрий (Юрий Васильевич Жуков) - «Почётный энергетик Тверской области». Он посвятил свою трудовую жизнь (более 50 лет) предприятию «Химволокно».

Часто приходится удивляться: как тесен мир! И при нашей первой встрече с Риммой Васильевной удивления было с избытком. Её супруг Николай Васильевич узнав, что я пишу стихи, сказал, что в газете «Культура» у него есть знакомый, которому можно их показать. Судьба свела его с журналистом в сложное время восстановления исчезающего промысла Филимоновской  игрушки. Моему удивлению не было конца, когда я знала, что тот журналист, написавший статью, мой дядя - Сумашедов Борис Владимирович.

Тема исчезновения игрушки вместе с исчезновением деревень была для Николая Васильевича больной. Художник с взволнованной поэтической душой семь лет посвятил возрождению дела предков - расписной игрушке, которая несёт свет и добро, может излечить душевные раны и наполнить человека свежей силой. Эта игрушка окружала Николая Васильевича с детства, она ввела его  в  мир творчества, дарила вдохновение, давала новые импульсы.

Тяжёлую ношу взвалил на себя этот неравнодушный человек! О своих бесконечных походах по кабинетам власти в Одоеве, Туле, Москве Денисов не переставал говорить и за свадебным столом. Сколько надо было пройти километров по лабиринтам чиновничьих коридоров, сколько надо было написать писем, чтобы достучаться до сознания властей… 

И дело тронулось. Коллективу мастеров присвоили звание «народный», стали предоставлять работу, жильё. Появилась возможность реализации поделок через художественный фонд. Но сердце народного художника не выдержало. Один инфаркт за другим... В 2002 году его не стало.

Непередаваемой болью отозвался уход Николая Васильевича в сердце супруги, верной помощницы, его благодарной ученицы Риммы Васильевны. Муж для неё был не просто любимый человек, отец её детей, но и тот, кто открыл ей мир искусства, подарил вдохновение. 

Ещё до замужества она посещала различные выставки и удивлялась мастерству художников, их умению запечатлеть на холсте мгновение. При встрече с Николаем молодая девушка даже не поверила своему счастью - рядом с ней настоящий художник! Правда, тогда он был курсантом военного училища, но его талант, данный от природы, уже в то время говорил о себе. Когда Николай сделал предложение Римме, она, не задумываясь, согласилась, бросила техническое училище на последнем курсе и в 17 лет уехала с ним в Загорск, ныне Сергиев Пасад. Через несколько лет службы, возможно, благодаря своей жене, её вере в талант Николай Васильевич ушёл из рядов Вооружённых сил. После окончания Московского полиграфического института он стал настоящим профессионалом. Молодая семья ютилась в тесной комнатке общежития. Но теснота не была помехой для роста и мужания таланта как главы семейства, так и его верной спутницы.
Римма Васильевна всегда была рядом с мужем: дома и на работе, впитывая знания, вырабатывая умение. Неутомимая помощница, она училась у мужа рисовать, лепить и расписывать Филимоновскую игрушку и даже писать стихи. Казалось бы, разве можно этому научить? Оказалось, можно, если сердце наполнено любовью к работе, одержимо желанием постичь секреты мастерства. 
Сначала Римма Васильевна работала на Загорской фабрике игрушки, расписывала манекены. После работы посещала частные уроки известных художников. 
Так из любителя Денисова стала настоящим профессионалом. Когда Николай Васильевич устроился во Всесоюзный институт игрушки, она тоже перешла туда. Руководство института доверяло ей расписывать опытные образцы и игрушки. Своей кистью Римма Васильевна оживляла немые экспонаты, вдыхала в них жизнь. От её таланта во многом зависело решение комиссии Министерства культуры, утвердят ли образец для промышленного изготовления или нет, будет ли труд многих скульптуров востребованным.
Лето семья проводила на даче в Тульской области, на родине Николая Васильевича, откуда берёт начало Филимоновская игрушка. Здесь глава семейства черпал вдохновение, отдавался творчеству - живописи, лепке глиняных изваяний, а позже стихам и прозе.
Вскоре после нашего знакомства Николай Васильевич передал нам свою первую книгу. Это сборник стихотворений «Свет от земли», на обложке которого красовалось филимоновское чудо. Я взяла книгу с благовейным трепетом, смаковала каждую страницу. Спресованная ткань стихов вбирала настоящее и далёкое  прошлое. Тронули строки, идущие откуда-то из глубины веков, наполненные драгоценными словами-каменьями: пращуры, былины, Русь…
А потом Николай Васильевич перешёл на прозу. Вышел в свет сборник рассказов «Ожившие символы». И вновь дух давно ушедшего времени пахнул на меня со страниц книги. Я окунулась в послевоенные годы, вместе с маленьким мальчиком Колей прошла его дорогой от Шалимово до Москвы. Последние десять лет были особенно плодотворны для Николая Васильевича, одна книга выходила за другой, как будто чуял автор свой скорый уход…

В 2002 году мы с семьёй побывали у Денисовых в сергиево-посадской квартире. Николай Васильевич признался, что из-за слабого сердца ему в последнее время трудно работать с красками, и он всё чаще берёт в руки перо. Даже не верилось, что это была наша последняя встреча…

Изданный в 2003 году посмертный сборник его неопубликованных произведений содержит раздел «Раздумья, мысли». Здесь интересные философские размышления автора о душе, о своём предназначении: «Последнюю неделю тянет к стихам. Волнуется душа, как будто я перед кем-то виноват, провинился в чём-то. Видимо, перед великой природой. Не оправдываю её доверия, всё ищу своё духовное место в этом мире, в этой жизни».

Стихи его о любимой с детства Филимоновской игрушке увидели свет во многих  изданиях. Яркая, жизнеутверждающая игрушка, которая в рисунках-символах запечатлела язык наших предков, которая передаёт самые светлые порывы человеческой души, не могла оставить равнодушной и Римму Васильевну.
Писать стихи она начала уже в зрелом возрасте под наблюдением супруга. И сейчас долго может говорить о советах, которые давал строгий  учитель. В стихах Денисовой земное сочетается с небесным, реальное с непостижимым таинственным. Особенно ей удаются пейзажные зарисовки, стихи о деревне. В этих стихах много необычных сравнений, живых образов: «лес стоит небритый», «снежные ромашки, лепестки будто нарисованы пастелью», «луч зари, как верблюжонок тощий, ночь украл со звёздами, луной» и т.д. Не отпускает и зимой тульская деревня, ставшая для тверичанки родной.

После ухода Николая Васильевича место учителя заняли дети, которые тоже занялись художеством. Сейчас их советами она дорожит, к их мнению прислушивается. 

Однажды посреди холодной зимы я заглянула к своей родственнице на огонёк. Николая Васильевича уже как несколько лет не было. Хозяйка встретила меня, как всегда, радушно. Комната наполнилась светом от несчётного количества экспонатов, которые она слепила за лето на даче. «Вот, буду расписывать», - с радостью сказала она и начала с вдохновением говорить о работе. 

Без дела Римма Васильевна сидеть не может, всегда найдёт для себя работу. Выполняет всё с душой и большой любовью, будь то уборка дома, посадка цветов или создание экибаны. 

Когда я в первый раз была у неё на даче, то удивилась: с каким вкусом была подобрана каждая деталь интерьера,  как гармонично она вписывалась в общий ансамбль. Как будто это не дача, а художественный салон.

Приехав не так давно к Римме Васильевне в Сергиев Посад, я увидела под её окном лопату. Это моя родственница решила посадить цветы, как будто и не разменяла девятый десяток. 

Видно, без таких, как Римма Васильевна, и цветы не растут. Она не просто сажает цветы, она создаёт клумбу, тщательно подбирая рассаду, создавая цветочный ансамбль.

Свой возраст Римма Васильевна не скрывает, откровенно признаётся: «В любом возрасте есть своя прелесть. Жаль бывает тратить время на себя, свои потребности». В своём зрелом возрасте она смакует жизнь, хранит память о муже и продолжает его дело, благодарно повторяя: «Вдохновение нужно всегда. Для меня вдохновение - награда!»

Наталья КРЫЛОВА, 
член Союза писателей России


Возврат к списку

Написать в редакцию