• Тульская область, п. Одоев,
    улица Карла Маркса, д. 54
  • +7 (48736) 4-13-49
      odoevgazeta@tularegion.org
 
В селе с забавным названием Козюлькино 25.07.2021 10:14:00

В селе с забавным названием Козюлькино

Русская деревня, русская глубинка. Она далека от цивилизации, от городской суеты, от бесконечных гонок за деньгами, модой и престижем. Здесь как будто остановилось время, здесь будто ничего не происходит. Но только здесь ты отдыхаешь душой, начинаешь понимать, что главное в жизни, а что не главное…

Село с забавным названием Козюлькино захочешь найти в Одоевском районе, да не скоро найдёшь. В Великую Отечественную, в 1941-м, это село даже не было занято немцами. Обошли его немцы, не заметили.

Мы тоже с водителем проехали мимо, хотя нам вроде и дорогу показали – на мосту в Прокудино мы встретили мужчину. Правда, когда я к нему так обратилась, он ответил, что он не мужчина, а мужик. Он объяснил нам, что нужно подняться в гору, там сразу же увидите кладбище, а за ним будут и дома. Но мы, как те немцы, кладбище не увидели. Ну растут себе деревья и растут, проехали по дороге мимо до самого леса. Поняв, что не туда заехали, вернулись назад. Поехали снова, внимательно вглядываюсь в каждое дерево. И вдруг в небольшом просвете между ними показалась кладбищенская ограда. Свернув от погоста налево, проехав немного, мы наконец-то опять же в зарослях увидели крыши домиков.

Село Козюлькино, как я прочитала в книге «Одоев» Сергея Голосова, известно с 17 века. И есть вероятность, что история его уходит в более глубокую древность. Название связано со старославянским «казюли» - копны сена.

В 1857 году насчитывалась 80 крепостных крестьян. В 1915 году был 31 двор, 211 крестьян. В 1924-1925 годах Козюлькино относилось к временно образованному Сидоровскому району. Действовал Козюлькинский сельсовет, школа, пункт ликбеза. В январе 1926 году Козюлькино вошло в Крапивенский район. Сельсовет наименовали «Пламя революции». С таким же названием был организован колхоз. В 1957 году посёлок вернули в Одоевский район.

…В Козюлькино вы не увидите панорамы села, потому что все малочисленные домики мало того, что раскиданы по разным сторонам, так ещё среди них много заброшенных, которых практически не видно в густых зарослях. Да, вымирает старая деревня, и процесс этот вряд ли остановить.

А когда-то здесь кипела жизнь. Я представила старенького дедушку, молча сидящего на завалинке, босоногих ребятишек, которые, громко вереща, улепётывают от грозного отца, размахивающего пучком крапивой в руках. А на них смотрит, улыбаясь, усталая женщина, в её руках вёдра с водой, которые она несёт из колодца…

Первый дом, в который я заглянула, был закрыт на замок, однако резиновый бассейн с водой стоял прямо на улице, не во дворе. Выходит, хозяева беспечно бросили добро и уехали в город, не боясь воришек?

После неудачной попытки познакомиться с жителями Козюлькино, я уж собралась расстроиться и уехать не солоно хлебавши, но следующий домик оказался более гостеприимным. К нам вышел улыбчивый мужчина. Когда узнал, кто мы, пригласил к себе в усадьбу.

А усадьба Виктора Прохоровича Паршуткина (именно так его зовут) оказалась очень даже немаленькой и очень уютной.

— Вот у меня огород: парник, там у меня помидорчики растут, - начал свою экскурсию Виктор Прохорович. – А вот картошка, капуста, кабачки, огурцы, морковка, лук… Всё я сам сажаю, без помощников. Жена в Москве, она тоже на пенсии. Иногда приезжает, она вообще деревню не любит. А я без деревни жить не могу. Приезжаю в Москву и уже начинаю таблетки лакать, а здесь я все таблетки бросаю. Все-все-все!

Виктор рассказал мне, что он из местных, здесь родился, отсюда в армию уходил, сюда из армии пришёл, а потом уехал в Москву. 37 лет отработал на Московской железной дороге, желудок там «оставил».

- А вы живёте в деревне только в тёплое время года?

- В том году я сюда приехал 29 апреля, а уехал 27 декабря.

- Зимой здесь, наверное, очень красиво?

- Зимой - некрасиво, здесь зимой вы не пройдёте, - ответил мне прагматично Виктор Прохорович. - Снег я чищу от дома до большой дороги, к нам в село трактор не ходит.

…Ну да, соглашаюсь с хозяином дома, какая может быть романтика, когда из-за снега элементарно шагу не сделать.

У хозяина дровяное отопление, вода в колодце рядом, в овражке, спуститься туда можно за считанные секунды. Вода отличная, потому что колодец новый, сделанный года три-четыре назад силами администрации МО Восточно-Одоевское.

- Раньше большая деревня была, - продолжает свой рассказ Виктор Прохорович. – В тех домах, что сейчас стоят заброшенные, во всех жили. Всё кругом было голо, а теперь лес вырос. Лис теперь полно, кур даже не заведёшь, потаскают. Есть косули, лоси, а как-то оленя видел пятнистого… У нас в селе раньше была начальная школа, она стояла недалеко от кладбища. А в Прокудино, за мостом, была восьмилетка.

Виктор Прохорович, когда не занимается разными деревенскими делами, отдыхает, смотрит телевизор. У него, он похвастался, Триколор, а интернета нет – он его не интересует. Ходит пообщаться, обсудить разные новости к своему соседу дяде Коле - Николаю Алексеевичу Скуднову.

- Мы с ним утром перекличку ведём, - рассказывает Виктор, - крикну ему, он мне если ответит. Значит, жив-здоров.

Николаю Алексеевичу 93 года. Он живёт в Козюлькино в тёплое время, осенью уезжает в Тулу. У него дочь и сын, четверо внуков, правнуков два ай три (смеётся). К нему внуки приезжают каждый выходной, всё наготовят, только разогреть, огород польют. В общем, делают все дела.

Николай Алексеевич всю жизнь трудился на тульском патронном заводе - испытывал патроны на полигонах. В свои солидные лета держится бодрячком, хотя признаётся, что сильно ноги болят. Однако его тоже тянет в деревню. А что, говорит, в городе в четырёх стенах делать? Здесь хоть на улицу выйду, погуляю, посижу. Хоть немного, а ноги разминаю. А в квартире сижу все шесть месяцев – от осени и до весны.

- Вообще я не отсюда, я из Прудков, - рассказывает Николай Алексеевич. – А здесь у живу в доме жены. Их уже нет никого: ни тещи, ни жены.

- Ещё бы у вас тёща была бы жива, - смеюсь я. — Это ей сейчас сколько было бы лет?

- Она с 1906 года. 115 лет, - улыбается в ответ дедушка.

Больше мы в Козюлькино в этот день никого не нашли. Уезжая, притормозили возле старого кладбища, на котором спали вечным сном жители того, старого, многолюдного села. Рядом с погостом полуразрушенная церковь. Купол, как рассказал Николай Алексеевич, сняли ещё в Великую Отечественную, чтобы из него пушки отливать. А церковь была хорошая, единственная в этой округе.

В книге П.И. Малицкого «Приходы и церкви Тульской епархии» написано, что каменный храм был заложен в 1862 году на средства Сергея Сычёва. В 1888 году храм во имя Знамения Пресвятой Богородицы и придел во имя Дмитрия Солунского были закончены при содействии попечителя храма статского советника Павла Неелова и священника Глаголева.

А ещё интернете я нашла информацию о том, что Павел Неелов, откомандированный из С.-Петербурга в Тульскую губернию на должность подлесничего, являлся родственником Ганнибала. Того самого, который был родственником Александра Сергеевича Пушкина. Ещё один любопытный факт в копилку наших знаний об одоевском крае.

…Русская деревня, русская глубинка. Это уединение с природой, это манящая красота дорогой сердцу земли – той земли, на которой ты родился. По этим тропинкам ты ходил в детстве, по ним же ходили твои отцы, деды, прадеды. А земля твоих предков – святая земля!

Ирина КОСОУСОВА



Возврат к списку

Написать в редакцию